22:46 

Неожиданно)

Камышовая мышь
Отпуск в разгаре, и я вдруг вспомнила, что у меня, вообще-то, есть дневник. И мне даже есть, что в него написать - много-много разных вещиц, которые давно пора бы принести сюда.
Вот на фесте как раз закрылся второй тур. Мои исполнения (все, кроме парочки самых крупных):

02-01. Лаванда Килозо, Рона Кевинахари, "такие разные белые"
340 слов.

С Роной Кевинахари Лаванда познакомилась вскоре после разгрома Искусников. Знакомство получилось полезное (после такой долгой работы под прикрытием помощь эмпата была кстати) и интересное. Наконец-то у нее было с кем поговорить по душам за чашкой чая и обсудить свежие, трижды засекреченные новости. Да и вообще: оказывается, в редстонском отделении НЗАМИПС неожиданно много всего происходило…
Вот и сейчас - Лаванда засмотрелась в окно, заинтригованная разворачивающейся сценой. Во внутреннем дворе по дорожке шли два школьника. Первый, светловолосый, почти сразу уверенно заступил дорогу попавшемуся «чистильщику» и что-то спросил. Слегка опешивший черный махнул рукой в сторону. Мальчик широко улыбнулся (на лице «чистильщика» появилось сложное выражение) и направился в указанную сторону, потащив за собой друга. Тот послушно брел следом, опустив взгляд и явно чувствуя себя очень неуютно.
- Кто это?
Рона поставила на стол две чашки с чаем и тоже выглянула в окно.
- Где? Ах, это Лучиано опять пришел к брату. И похоже, на этот раз он взял с собой друга.
Лаванда проводила взглядом мальчиков.
- Надо же, они на вид почти ровесники, и оба – белые… Но такие разные.
- Ничего удивительного, - Рона села напротив и взяла в руки чашку. – Конечно, Источник сильно влияет на формирование личности, но он не выносит ей окончательный приговор. Есть еще характер, темперамент, воспитание… Да и в конце концов, никто не мешает нам сделать собственный выбор.
Рона улыбнулась. И смахнула невидимую пылинку с рукава блузки, явно подобранной в тон к узкой бежевой юбке и элегантным туфлям-лодочкам. Глядя на нее, Лаванда осознала, что на ней самой надеты форменные брюки и куртка, уже довольно пыльные и «украшенные» свежими пятнами – магам на армейской службе, не взирая на цвет Источника, предписано регулярное посещение полигона. А после приключений в подземельях Финкауна у Лаванды не было ни малейшего желания пренебрегать тренировками.
Должно быть, сейчас они с Роной со стороны тоже выглядели странно.
Лаванда улыбнулась в ответ.
- И это замечательно, - и придвинула к себе чашку с ароматным чаем.
«В следующий раз, когда нужно будет куда-то внедриться, попробую примерить на себя роль черной. Говорят же, что Тангор смог притвориться белым… А я чем хуже?»

02-02. Переодетого белым Томаса пытаются вербовать в Искусники, H+
364 слова.

Густав гордился своим умением разбираться в людях. Не зря он «работал» на вокзале уже почти год и еще ни разу не попался. Его покровители им гордились: он приводил больше всех новых братьев! Вот, например, белый, сидящий в дальнем конце зала ожидания казался идеальной кандидатурой. Едет откуда-то из глуши – наряд подходящий разве что для одичавшего деревенщины. Плохо относится к представителям власти, раз устроился так далеко от жандармов. Одинокий – сидит в зале один, а любой белый обязательно позвал бы с собой в долгое путешествие родственников или друзей, если бы они у него были. Старается ни с кем не встречаться взглядом и выглядит слегка потерянным, а значит – готов к обработке. И вместе с тем, есть в нем что-то такое… диковатое? Агрессивное? Может оказаться полезным.
Густаву повезло: намеченная жертва охотно пошла на контакт, благосклонно выслушала первую осторожную проповедь и согласилась пообщаться в более тихом месте. По пути в отдельное купе Густав тоже не замечал ничего подозрительного. А потому на неожиданно полетевший в лицо кулак смог ответить только изумленно открытым ртом.

Вот ведь сволочь! У него поперек рожи печать «Искусник» стоит, а он еще будет меня на какие-то мутные собрания зазывать. После того, что его коллеги сотворили с моим мотоциклом и моим зомби!
Пинать беспомощного врага я не стал, но подошвы о его спину вытер с удовольствием. Потом запихал бесчувственное тело под сиденье. Не знаю, как скоро его там найдут, но от души надеюсь, что до этого момента на придурке успеет посидеть весь вокзал.
Уже в дверях спохватился, вернулся и оторвал от его куртки пуговицу. Теперь Шорох при необходимости этого клоуна хоть под землей найдет. Сунул пуговицу в карман – по ощущениям там накопился уже десяток, и все за один день! Надзор совсем мышей не ловит или это у сектантов где-то поблизости намечается фестиваль?
Плевать, сдам Ларкесу всю коллекцию, если захотят, пусть с Саталом разбираются, кто из них действительно был Искусник, а кто просто идиотом родился.
И еще: все-таки с маскировкой у меня что-то не то получилось. Ну не помню я, чтобы к тому же Йохану столько психов лезло с идиотскими поучениями. Сил уже нет их слушать! В следующий раз буду прикидываться не просто белым, а еще и слепо-глухо-немым. Тем более, что собака-поводырь у меня имеется… Пусть тогда попробуют подойти!

02-08. Томасу засчитывают магистерскую работу по белой магии заочно.
194 слова.

От кого: кафедра природной магии Редстонского университета
Кому: Редстонское отделение НЗАМИПС

В связи с огромным количеством публикаций в последнее время, под давлением научной общественности мы вынуждены признать огромный вклад вашего сотрудника, Томаса Тангора, в развитие природной магии. Мистер Тангор так же, как и его соавтор Йохан Китото, удостаивается звания магистра. Его магистерская работа, посвященная проблемам использования рудных бактерий, будет зачтена заочно. Комиссия и декан кафедры пришли к общему мнению, что нет никакой необходимости требовать присутствия мистера Тангора на заседании кафедры и отрывать его от работы. Совершенно никакой.


От кого: служба поддержки Редсонского отделения НЗАМИПС
Кому: кафедра природной магии Редстонского университета

К сожалению, передать полный ответ мистера Тангора на ваше письмо мы не можем по многим причинам, среди которых требования цензуры. Но он благодарен за признание его заслуг и согласен на заочное присвоение звания. С единственным условием: и магистерская работа и все следующие публикации вместо его фамилии будут подписаны псевдонимом, а личность автора будет тщательно скрыта. В противном случае мистер Тангор обещал все-таки найти время и посетить заседание, чтобы лично пожать руку не только декану и уважаемым членам комиссии, но и всем их предкам до седьмого колена.

С уважением, старший куратор криминалистического отдела Дэнис Рокем.

02-11. Томас наконец опубликовал свой труд по новым приемам борьбы с нежитями. И книгу тут же засекретили.
280 слов.

Дверь в кабинет старшего координатора северо-западного округа распахнулась резко и без стука.
— И как это понимать?!
Ларкес не стал отрываться от заполнения документов и самым возмутительным образом проигнорировал посетителя. Впрочем, посетитель намека не понял — не дожидаясь приглашения, Эдан Сатал сел в свободное кресло и попробовал еще раз:
— А Томас знает?
Упоминание младшего Тангора привлекло внимание Ларкеса.
— Он в Суэссоне.
— Всего-то день пути, — Сатал покачал головой. — Рискуешь.
Ларкес невозмутимо вернулся к работе.
— Суэссонская железнодорожная ветка закрыта профилактику.
— А если он уже починил свой…
— Не починил.
Сатал пораженно поднял бровь.
— Даже не буду спрашивать, откуда такая информация. Но, думаешь, он пешком сюда не доберется?
— Пока доберется, остынет и будет готов к конструктивному диалогу.
Сатала хмыкнул, без слов выражая сомнение в готовности взбешенного Тангора к чему-либо, кроме зверского убийства старшего координатора. Посмотрел пару секунд на мелькающую над бумагой ручку в руках Ларкеса и добавил:
— Кстати, это все равно не поможет: весь первый тираж уже раскупили и перепечатывают подпольно. Бьюсь об заклад, самые интересные места уже и от руки переписали.
— Знаю, — Ларекс даже не поднял головы от документов.
Сатал начинал чувствовать себя неуютно — и от этого раздражаться.
— И все же — почему? Он что, там ритуал вызова Шороха описал? Или картинки неприличные на полях изобразил? Или книга настолько плохая?
Ларкес отложил ручку и, наконец, поднял взгляд на собеседника.
— Нет, ничего подобного. Книга замечательная, подробная и познавательная. Очень полезная, в первую очередь — для работников «очистки» и «надзора».
— Тогда почему?!
Ларкес посмотрел на Сатала с нечитаемым выражением, отдаленно напоминающим разочарование в чьих-то умственных способностях, и ответил:
— А ты когда-нибудь видел, чтобы черные маги массово и с энтузиазмом читали разрешенную литературу?

02-14. После смерти мистера Флапа Йохан вскоре понимает, что зомби - полезный помошник в хозяйстве, и начинает выпрашивать Томаса сделать еще одного.
609 слов.

– Томас, а ты…
Неужели опять?
– Нет.
– А точно…
У меня ведь не железные нервы.
– Нет.
– Но ты же еще не дослу…
– Нет! – не выдержав, выскакиваю на улицу и со всей дури захлопываю за собой дверь.
Оказавшись на крыльце, я остановился и глубоко вздохнул. Все, надеюсь, у него еще остался инстинкт самосохранения… Потому что первый, кто за мной сунется – получит проклятьем в лоб!
Где это видано, чтобы кто-то заставил черного мага бежать из собственного дома? А тем более – белый?! Но за прошедшую неделю Йохан совершил невозможное.
Я, конечно, знал, что он здорово привязался к зомби и всерьез переживал из-за его «смерти» – чего стоило предложение похоронить мистера Флапа по-человечески (поперхнулся даже заглянувший на обед Райк). Но, каюсь, недооценил, насколько полезен был в хозяйстве тихий, безотказный и неутомимый помощник.
Стоило мне вернуться в Суэссон, и в тот же день Йохан подошел и, слегка смущаясь, спросил, не могу ли я сделать еще одного зомби? Для помощи по дому.
Вот интересно, а он точно – белый?
Но, видимо, мое «нет!» прозвучало недостаточно убедительно. Уже целую неделю Йохан ходил за мной по пятам и уговаривал. Причем все мои отказы принимал то ли за лень, то ли за черномагическую вредность, и пропускал мимо ушей. Выгнать его из дома не было никакой возможности: проект с рудными бактериями близок к завершению, обидно будет тормознуть на финишной прямой. Грубить тоже нельзя – обидится. А у нас, опять же, проект…
И дело даже не в том, что я был против еще одного зомби. Но откуда, скажите на милость, я должен был его достать? Пойти к Ларкесу, просить еще один труп? Ну да, а потом еще пять лет его помощь отрабатывать. К тому же, без Круга поднять нормального человеческого зомби не получится, а от слепо-глухо-немого убожища толку не будет все равно. К сожалению, в голове белого все эти доводы не укладывались.
Проблему нужно было решать, причем – срочно, иначе он меня до смерти заговорит.
Я уселся на ступеньки крыльца, потрепал по холке подбежавшего Макса (его помощь в домашних делах Йохана почему-то не устраивала), и задумался.
Если зайти с другой стороны: в чем именно Йохану нужна помощь? Может, получив желаемое, он от меня отстанет. Я попытался вспомнить, на что белый жаловался в последнее время. Хм. Короткий ответ – на все.
Копать ямы под саженцы, например. В принципе, дело нехитрое. Можно было припахать «квартирантов» – в доме до сих пор ровно на три человека больше, чем должно быть, так пусть хоть пользу принесут!
Я окинул взглядом запланированный фронт работ (Йохан заботливо понатыкал вокруг дома тонких жердей, везде, где, по его мнению, должно быть дерево) и понял: своими силами – не прокатит. По самым приблизительным подсчетам, выкопать придется чуть ли не сотню ям. Сам Йохан не осилит и половины, Полак свалится на первом десятке, а Четвертушка удерёт к хлопководам еще до начала.
Кротов, что ли, поднять… Представил себе возможные постэффекты (слепота, любовь к червям и неутомимое желание рыть туннели) и содрогнулся. И вообще… Останется тогда только издохшую соседскую козу оживить, чтобы сорняки на огороде жрала. И поросенка – картошку окучивать. И будет у нас не дом, а ферма «Веселый Некромант».
Чарак узнает – обхохочется.
Выходит, проще найти живых работников. Но где? И на какие деньги? Я – алхимик, а не миллионер. Если требовать за починку мопедов, машин и прочей механики вместо денег отработку на огороде, можно распугать всю клиентуру. Да и не так уж много среди местных жителей здоровых мужиков (женщин и стариков так подставлять даже мне совесть не позволит).
Кстати, о здоровых мужиках…
Неожиданно поймал себя на злорадной улыбке – такое решение мне нравилось. Кажется, у Райка новый грузовик еще ни разу не ломался? А к ремонту настолько новой модели, какую он из Братишек вытряс, никто из местных даже подступиться не посмеет – отвечаю. Надо только уговорить Йохана подождать до сезона дождей…
Будет ему «зомби».

02-15. Первая настоящая магическая дуэль Томаса
380 слов.

Кто-то говорил, что от начальства ничего хорошего ждать нельзя. Я уже не помню, кто, но зуб даю – умный был человек! Вот мой бывший учитель и с успешным завершением задания поздравляет так, что руки сами к ядовитому аэрозолю тянутся.
А если он еще и какие-то подарки дарит…
– И что это еще такое?
Я подозрительно осматриваю лежащую на столе вещь и перевожу взгляд на Сатала. Тот сидит с каменным выражением лица: то ли судорогой свело, то ли изо всех сил пытается не ржать.
– Это твой трофей. Честно заработанный в магической дуэли с преступником.
Ощущение, что надо мной издеваются, начинает крепнуть.
– Вы про того белого сморчка-отшельника? – недоверчиво уточняю. – Свихнувшегося природника, поселившегося в лесу?
– Это был не сморчок, а магистр природной магии, который насмерть проклял пять человек и оказал сопротивление группе захвата, – педантично исправляет Сатал. – Но да, я говорю именно про него.
Ну, вообще-то я прекрасно помню того магистра. Такое забудешь! Оказывается, не только черные мечтают о собственной отдельной башне, белым тоже изредка ударяет в голову. Вот и дедок, которого мы должны были скрутить, пытался объявить редкий лесок около Редстона своей заповедной рощей. Звучит, как начало анекдота… но тела проходивших мимо грибников долго собирали по всей поляне.
Однако против группы быстрого реагирования старичок оказался хиловат.
– И вообще – какая магическая дуэль?! Я его горшком по башке огрел!
– Другими словами, изобретательно применил окружающую обстановку, – тут же откликается Сатал. И довольно скалится. – По крайней мере, именно так написано в рапорте. Или ты думал, что в реальности магические дуэли проходят чинно-пристойно? Выбрали заклинание, разошлись на десять шагов и по свистку ударили? Ха! Горшок – это еще не самое странное оружие, которое застигнутые врасплох магистры пускали в ход, так что бери и не выёживайся. Сказано, трофей – значит, трофей!
Хорош трофей. Я неохотно взял в руки небольшое аккуратное кольцо-печатку из светлого металла с выгравированным изображением ромашки. И поморщился. Таким и хвастаться как-то стыдно: побрякушка даже не женская, а вообще девчоночья. Скажут – Тангор пятилетку победил! Но демонстративно швырнуть кольцо в окно (а лучше в довольную рожу начальства) не позволяло краухардское скопидомство, которое шептало, что каждую вещь можно пристроить к делу – или, в крайнем случае, кому-нибудь передарить. Вот, точно, Эмми подарю это недоразумение! Она всякие цветочки любит.
– Ладно, уговорили, – громко вздыхаю и прячу кольцо в карман. – Кстати, а когда следующий захват?
Раз уж делать подарки, то всем. Надо и Лючику подходящую безделушку подыскать.


02-16. байки бывалого чистильщика
Бывалые чистильщики за кружечкой пива рассказывают о том, как они сталкивались с самыми жуткими представителями нечисти… 470 слов.

- И тут он попер на нас! Глаза бешеные, изо рта пена, и вообще весь вид – матерый гоул от страха обгадился бы! А Клод ему: «Шеф, честное слово, мы здесь ни при чем, все материалы гули слопали!» А он нас всех взглядом сверлит и рычит: «Приятно слышать, что мои сотрудники, избавив озеро от черных прядей, не нагло устроились купаться, бросив вещи черте-где, для воров и дикий зверей… А героически сражались с гулями! Которые неизвестно откуда там появились, сожрали месячный запас эликсиров и испарились без следа». Я замер, не дышу и вижу краем глаза, как Пит с Диком медленно так к ближайшему углу отодвигаются…
- И что, смылись?
- Да щаз. От Акселя так просто не уйдешь! Все вчетвером отправились в Михандров дежурить и еще три месяца на урезанной зарплате сидели, пока новые эликсиры не оплатили.
- Сурово… Но это еще ничего. Вот у нас в Редстоне начальники – что старый, что новый – сами на матерых гоулов похожи! Вот Сатал, когда только приехал, чуть не первым делом приперся на полигон. В костюме, разряженный, как на парад, посмотрел на нас, скривился и выдал, что плохо стараемся. А Рика дернул Шорох брякнуть: «Да это же хорошие результаты, все выше норматива! Кто лучше может?» А наш новый шеф скинул пиджак и прошелся по всем тренажерам. Закончил на двадцать секунд раньше самого высокого результата!
- Нифига себе. И что было дальше?
- А то. С тех пор у нас новый норматив. И на две тренировки в неделю больше!
- Ну… Зато у всех, наверно, хоррошая физическая форма!
- Кончай ржать! Но вообще-то да, это еще так, фигня была. Вот когда Сатала сняли, в конторе такое началось… С прошлым шефом мы себя хотя бы людьми чувствовали.
- А сейчас вы кто?
- Да я почем знаю! Но когда стоишь перед Ларкесом, смотришь на его каменную физиономию, то ощущаешь себя… Вроде как строчкой в отчете. Что-то вроде «сегодняшнего числа выделена из бюджета такая-то сумма на похороны сотрудника, насмерть замороженного начальственным взглядом». Мимо его кабинета люди вообще стараются не ходить и только шепотом разговаривают, но он и без того все про всех знает. Один раз ушел с работы на пять минут раньше – завтра задержишься на три часа. Только Тангор с ним каким-то чудом ладит…
- Да Тангор сам - тот еще кадр. Он когда к нам на Южное побережье примотал, представляешь, чем занимался? Нормальные люди там девочек кадрят, пиво пьют, да хоть в море купаются. А он каждый день к нашему шефу домой мотался! И до вечера там сидел! А тот даже ни разу за ворота не выставил!
- Обалдеть. Безбашенный парень, что тут скажешь. Кстати, представь, а что, если он сам однажды координатором станет?
- Тьфу! К Шороху тебя с такими идеями! Я аж из-за тебя пиво пролил…
- Ничего, щас новую бутылку открою. Ну что, выпьем за начальство? Чтобы у них все было хорошо… где-нибудь подальше от нас!
- Выпьем!

02-17. День открытых дверей в НЗАМИПС. Лючик хочет посмотреть на место работы старшего брата.
635 слов.

О том, что в НЗАМИПС объявлен день открытых дверей, я узнал чуть ли не в последнюю очередь. А точнее, когда вдруг услышал за спиной очень-очень знакомый голос.
– Томас!
Нет, я получал телеграмму о том, что мой брат с классом едут в Редстон на какую-то экскурсию, но не ожидал встретить его так… сразу.
– А у нас здесь экскурсия! – Лючик сиял так, что куда там солнцу, и сразу кинулся обниматься. – Миссис Хемуль рассказывала, как работает «надзор», и нам обещали показать работу настоящего отделения! Я говорил, что ты здесь работаешь и можешь все показать, но миссис Хемуль сказала, что нельзя отвлекать взрослых от работы. Но я же тебя не отвлекаю, правда?
Чтобы черный маг жаловался, что ему мешают работать?
– Да нет, конечно, – отвечаю и ерошу волосы брату. А он подрос, кажется. – Экскурсия, говоришь… И где тогда все?
– Где-то там. – Лючик махнул рукой куда-то влево. – Они слушают про технику безопасности, а я все равно это уже знаю. И там так скучно рассказывают, дядя Гордон нам в детстве намного интереснее объяснял. И вообще, я к тебе хотел, а…
Из потока болтовни мне не сразу, но удалось понять главное.
– Ты что, сбежал?
Ну точно, подрос.
– Нет! – Лючик обиженно нахмурился. – Я же пришел к тебе. А ты покажешь мне здесь все?
Логики железная. И что ему можно ответить?
– Конечно!
Будем считать, что это чрезвычайная ситуация.
К сожалению, ничего по-настоящему классного показать я не мог: некоторые наши, хм… наглядные пособия белым (хоть детям, хоть взрослым) лучше вообще никогда не видеть, а вести Лючика на полигон слишком далеко. Но к счастью, воодушевление у белых – штука поистине волшебная. Братишка совершенно искренне был готов восторгаться всем вокруг. Аура крутого старшего брата позволяла мне демонстрировать ему хоть фикусы на подоконнике, Лючик все равно бы счастливо подпрыгивал.
Впрочем, прогулки по всему главному офису НЗАМИПС мне хватило с головой.
Взбудораженная белая малышня всего за час может умотать кого угодно. Но и один белый младшеклассник справился ничуть не хуже. Я даже хвастаться своими подвигами устал – а для черного мага это показатель! За это время Лючик успел вдоволь поахать над моими рассказами, по уши вымазаться в мелу (кто будет отмывать в зале его «пентаграммы» мне даже не интересно), объесться сладким (дамы в бухгалтерии были от него в восторге), напиться чая (Кевинахари подозрительно радушно звала заходить еще). И рассказать мне все свои новости.
Когда школьные истории брата пошли по второму кругу, я решил, что пора бы найти его группу (надеюсь, там еще до обмороков из-за потерянного ребенка не дошло). Причем делать это лучше мне одному, но оставлять брата где-нибудь без присмотра – не годится. И если к Кевинахари я в ближайшее время точно не подойду, про Сатала даже думать не хочу (еще научит брата плохому!), а Бера пойди найди…
Я взял Лючика за руку, и, кажется, прервал его увлеченный рассказ о козе в классе биологии (или о стрекозе?).
– А хочешь познакомиться с моим начальником?


Рем Ларкес испытывал смешанные чувства. С одно стороны, оказанное доверие льстило, с другой – Тангору хотелось надавать по шее за наглость. Старший координатор региона не должен присматривать за детьми!
Тем временем ребенок (Лучиано Тамирони, как указано в досье) непостижимым образом, даже сидя на месте, умудрялся создавать впечатление постоянной суеты. Он ерзал на стуле, вертел головой и оглядывался с удивлением в глазах. Ларкес не понимал, что именно в обстановке его кабинета вызывает такой интерес.
«Томас будет мне за это должен».
– Мой брат про вас много рассказывал, – Лучиано наконец перестал вертеться, пытаясь разом рассмотреть все вокруг, и обратил внимание на хозяина кабинета.
– Да? И что же он говорил? – Ларкес сложил руки на столе и приподнял бровь на два миллиметра.
– Что вы очень умный, – просто ответил Лучиано. – И что вы Искусников поймали… Ну, в конце концов все-таки поймали, с его помощью. А еще что у вас выражение лица никогда не меняется.
Бровь приподнялась еще на миллиметр.
– Но это не страшно, – великодушно добавил Лучиано. – Хотите, я научу вас улыбаться?
«Томас будет ОЧЕНЬ СИЛЬНО должен».

02-19.Тодер на самом деле жив, он специально подстроил свою смерть, чтобы сбить со своего следа Искусников.
Баловство. Заявка соблюдена только формально.
158 слов.

– «…Из достоверных источников стало известно, что Тодер Тангор, знаменитый черный маг, на самом деле жив! Вероятно, он специально подстроил свою смерть, чтобы сбить со следа Искусников. Наш свидетель собственными глазами видел «погибшего» на кладбище Финкауна, где тот прогуливался и, по его словам, проверял, как семья заботится о его могиле…» – Ларкес оторвался от газеты и посмотрел на Томаса. – И как ты это объяснишь?
Тангор младший пожал плечами.
– Да я просто пошутил. Кто знал, что тот дед в натуре был знаком с моим отцом? И что он, как оклемается, сразу к газетчикам побежит?
Ларкес аккуратно сложил газету и убрал на край стола.
– В следующий раз, если захочешь опять залезть в катакомбы, пожалуйста, иди через Академию Эмпатов. Можешь мне поверить, твой отец был достаточно запоминающейся личностью, так что «опознавать» тебя будут часто.
- Хорошо, - Томас подозрительно послушно кивнул. – Понял, не дурак. Если что, в следующий раз скажу, что я дух Арака - его-то уж совершенно точно никто в лицо не помнит!

02-21. После очередной выходки Томаса Ларкес наконец показывает, кто тут хозяин.
655 слов.
В кабинете старшего координатора региона царила очень напряженная атмосфера. И это понятно, когда речь идет о двух черных магах, один из которых очень хотел бы намылить шею другому, а второй в упор не видит своей вины.
- Откуда мне было знать, что у вас там идет секретная операция?! – возмутился Томас.
- Ниоткуда, - сухо согласился Ларкес. - Потому что тебя там даже близко не должно было быть. Что ты вообще забыл на том складе?
- Эти скоты пытались спереть моих големов! Не мог же я просто так оставить…
- И не оставил: после твоей дымовой бомбы вся «верхушка» заговорщиков пускает слюни в больничной палате, - Ларкес сделал паузу и мрачно добавил: – Вместе с группой захвата.
На мгновение повисла тишина. Оба мага стояли по разным сторонам стола: хотя драки не намечалось, но сесть – а значит, отступить – никто пока не был готов.
- Ничего с ними не будет, - наконец пробурчал Томас. – Очухаются. По крайней мере, бо´льшими идиотами, чем уже есть, они не станут, могу поручиться. Ты же меня за этим вызывал?
Ларкес смерил его оценивающим взглядом.
- Не только за этим. Вот, - он указал лежащую на столе внушительную стопку, – это тебе. Здесь черновики больничных для всей группы захвата, их нужно проверить. Особенно графу «причина болезни» - тебе виднее, что за дрянь была в бомбе, а вот врачи разошлись во мнениях. Еще здесь образец формы СА2 – о том, что твоя бомба вообще была официально принята на вооружение. К ней должен прилагаться чертеж, подробное описание «начинки» и заключение из химической лаборатории о нелетальном действии вещества. Подробный отчет о произошедшем напишешь сам – никто из группы захвата еще не готов изъясняться связными предложениями…
- Стоп! – поспешно возразил Томас. На стопку документов он посмотрел как на гнездо гулей. – Можно узнать, почему вообще я все это должен делать?!
- Потому что именно ты был назначен руководителем этой операции, - ответ Ларкеса прозвучал почти ласково.
- Когда это?!
Ларкес взглянул на часы.
- Десять минут назад. Кому-то же нужно разгребать весь этот бардак, а других кандидатур я не вижу, - спокойно объяснил он. - Кстати, пресса наверняка напишет о происшествии в утреннем выпуске, так что у тебя есть около… десяти часов, чтобы придумать, что им ответить.
Томас зло прищурился.
- Обязательно придумаю.
Ларкес посмотрел ему в глаза и кивнул.
- Не сомневаюсь. Но на всякий случай перед пресс-конференцией советую перечитать вот это, - он вытащил с полки книгу и положил на вершину стопки. - Уголовный кодекс Ингерники. Статьи о превышении полномочий и нападении на гражданское лицо отмечены закладками.
Атмосфера в кабинете сгустилась от отметки «сильное напряжение» до «удар молнии в электростанцию» - и почти мгновенно рассеялась.
Томас молча сел в кресло для посетителей и глубоко вздохнул. Ларкес сел напротив.
В тишине послышалось глухое жужжание – неизвестно как попавшая в кабинет муха решилась выбраться из укрытия.
- Я не требую от тебя успокоиться и не лезть во все щели разом… - спокойно начал Ларкес, взяв в руки карандаш. Потом поймал взгляд Томаса и повысил голос на полтона: - Просто сообщай заранее, Шорох тебя дери, куда именно ты полез!
Томас откинулся на спинку кресла.
- Да не собирался я никуда лезть. Знал бы – сдал бы их тебе, ты все равно страшнее всех моих порошков… - Томас фыркнул. - Но в той дыре были серьезные проблемы с телефонами, а «манок» как средство связи – это даже не смешно.
У Ларкеса побелели пальцы, держащие карандаш.
- Совсем не смешно, - согласился он. - У группы захвата был приказ: в случае непредвиденных обстоятельств стрелять на поражение.
Томас отвел взгляд.
- Ладно, - он еще раз вздохнул и посмотрел на Ларкеса. - Предлагаю сделку: ты помогаешь разобраться с этим бюрократическим кошмаром, - Томас с отвращением на лице махнул рукой на стопку документов, - а я приношу кофе и начинаю проектировать для «надзора» новое мобильное средство связи…
Ларкес отложил карандаш.
- Новое?
Томас усмехнулся.
- Принципиально новое! Можно сказать, маленькую алхимическую революцию. Дело в том, что в эпоху Наблы существовали такие удобные штучки, как наши телефоны, только маленькие и почти плоские…

02-23. Шорох наслушался Кевинахари (через Сатала) и решил снимать стресс от Томаса через искусство
274 слова.

Несмотря на поздний час, зал для совещаний редстонского отделения НЗАМИПС был ярко освещен. У стены стояла большая деревянная доска – совсем недавно это являлось частью пола заброшенного склада на окраине города. Сейчас же это можно было (с некоторой натяжкой, скрепя сердце и заткнув нос) назвать картиной: речка, небо с пушистыми облаками, пасущиеся на берегу овечки и сидящий на траве пастух с дудочкой. Вот только выполнено все было в бурых тонах, а уж воняло просто неописуемо.
Три человека, сидящие за столом, внимательно рассматривали изображение.
– Это напоминает мне о моей молодости, – Чарак тихо вздохнул.
– Во времена Инквизиции рисовать на стенах внутренностями врагов считалось хорошим способом оживить интерьер? – сварливо уточнил Сатал.
У него с самого утра болела голова: впервые попробовав силы в искусстве, Шорох страшно гордился собой и настойчиво пытался поделиться радостью с тем, до кого мог дотянуться.
– Нет, просто пасторальные пейзажи были в моде, – невозмутимо ответил Чарак. – Кстати, нежить объяснил, почему он начал это делать?
– Дал понять, что он так снимает стресс.
¬– Ему знакомо такое понятие?
– Теперь – да! – Сатал потер виски. – После знакомства с одним шустрым молодым человеком даже Шорох узнал о себе много нового!
– Так вот почему мы собрались здесь именно таким составом, – Чарак хмыкнул и обернулся к своему второму соседу. – Господин координатор предлагает нам по примеру нежитя устроить групповую арт-терапию?
Рем Ларкес ответил холодным взглядом.
– Нет. Я предлагаю наставникам этого предприимчивого юноши подумать и срочно изобрести для него какое-нибудь ответственное, но интересное задание. Из достоверных источников стало известно, что скоро он вернется из своего путешествия по Империи. И хорошо бы, чтобы у него сразу появилось какое-то дело.
– Иначе?
– Иначе дело он найдет себе сам, и тогда, боюсь, одной терапией мы не отделаемся.

02-29. Ларкесу кто-нибудь пытается напомнить, что Томас - не Тодер, и требует от него ответа, кто же из них ему дорог.
450 слов.

На симпозиум пятая секция собиралась ровно второй раз и, вспоминая прошлогодний цирк, знающие люди заранее готовились к чему-то… Просто — к чему-то. Но, по-видимому, самая яркая звезда этой самой секции решила, что повторять дважды одну шутку — признак дурного вкуса. Поэтому на сегодняшнем собрании Томас Тангор был одет, как настоящий классический черный маг: строгий костюм, белоснежная рубашка, идеально подобранный галстук. И солидная трость с серебряным набалдашником в виде человеческого черепа. Глазницы черепа отчетливо светились зеленым, хотя никакой магии поблизости не ощущалось.
Стоило ли упоминать, что все до единого работники и участники симпозиума хоть раз, да прошли мимо молодого некроманта. Самые смелые вступали в разговор и вокруг Томаса непрерывно вращался настоящий людской хоровод – впрочем, соблюдая почтительное расстояние. А ведь он еще даже не выступал…
Ларкес раздраженно — хотя со стороны понять это было невозможно — вертел в руках бокал с вином. Такой нездоровый ажиотаж обещал доставить массу неприятностей и к Шороху порушить весь регламент. А что устроит пресса… В происходящем бардаке было лишь одно преимущество — возможность сколько угодно наблюдать за Томасом, не вызывая подозрений.
— Ты знаешь, а ведь он совершенно не похож на отца, — Фил Аксель умел подходить незаметно. — И это к лучшему, пожалуй. В отличие от Тодера, у юноши есть мозги, чувство стиля и, похоже, целая бездна чужого жизненного опыта. Некромант и алхимик…
Аксель покачал головой, словно поражаясь самому существованию в природе человека, совместившего две настолько разные специальности.
— Приятно слышать, что ты это понимаешь, — ровным тоном ответил Ларкес.
Выслушивать от Акселя комплименты Томасу было странно. И даже подозрительно: в конце концов, слухи об инциденте с рыжим «инквизитором» долетели даже до Редстона.
— Я-то понимаю, — почти добродушно ответил Аксель. — Главное, чтобы и до тебя дошло. То, что Тодер не замечал в упор, он поймет обязательно, это только вопрос времени.
Аксель едва заметно усмехнулся и исчез в толпе прежде, чем Ларкес подобрал слова для ответа. Хотя, что здесь сказать? Некоторые намеки лучше игнорировать.
Особенно, если они совершенно правильны. Ларкес снова посмотрел в сторону Томаса — и неожиданно встретился с ним глазами. В ответном пристальном взгляде молодого человека читалась задумчивость и зарождающийся интерес.
Только вопрос времени, значит? Ларкес осторожно поставил бокал на ближайший стол, развернулся и вышел из комнаты. Только в коридоре, убедившись, что поблизости никого нет, он позволил себе расстегнуть воротник и на миг прислониться к стене. Воздуха почему-то не хватало.
«Совершенно не похож на отца» — в его сознании фраза рассыпалась на части и превращалась в бессмысленный набор звуков. Что значит — не похож? Тангоров, старшего и младшего, Ларкес не смог бы разделить даже мысленно. Два разных человека в его представлении неотвратимо сливались в одного — давно знакомого, взрослого, самоуверенного, молодого, нахального. Любимого до одержимости. Штатному эмпату было бы, что сказать по этому поводу…
Хорошо, что Рэм Ларкес никогда не общался с эмпатами.

@темы: Ингерника, Арконат и прочее, творить и вытворять

URL
Комментарии
2015-07-19 в 12:50 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Камышовая мышь, все-все исполнения - муррр, но мне больше всего нравится последнее)))
Тем более оно на мою заявку)))

2015-07-19 в 14:36 

Terro4ka
Меня все время преследуют умные мысли, но я быстрее
Я бы добавила, что про засекреченную книгу не менее шедеврально, чем последнее :-) :heart:

2015-07-20 в 18:45 

Камышовая мышь
D~arthie, очень, очень рада это слышать :)
тогда спасибо тебе за интересную заявку)

Terro4ka, большое спасибо!

URL
2015-08-21 в 21:24 

adept-13
..разомкнуть оковы, да ключ потерян...сам себя я запер в стальную клетку...
=)))ага....)))рассекретилась)))
про заочную работу по белой магии очень понравилось) как и последняя)))
молодчинка! они все здоровские!

2015-08-21 в 21:33 

Камышовая мышь
adept-13, не до конца) Почему-то рассекречиваться у меня получается не проще, чем писать.
Спасибо!

URL
2015-08-21 в 21:48 

adept-13
..разомкнуть оковы, да ключ потерян...сам себя я запер в стальную клетку...
Камышовая мышь, =)))) не прибедняйся)))) ;-)

   

Обмелевшая река

главная